Измены, интриги и смертельные дозы яда: тайная жизнь королей в Версале

От охотничьего домика до королевской резиденции

Когда речь идет о всем известных достопримечательностях, может показаться, что они существовали всегда. Однако еще в начале XVII века, при дедушке «короля-солнца» никакого Версаля не существовало. Точнее, местность с таким названием имелась неподалеку от Парижа (в юго-западном направлении от него), но пышного дворца с регулярным парком там не было и в помине.

Версаль впервые упомянут в документах аббатства Сен-Пьер де Шартр, датированных XI столетием. В XVI веке версальские владения (замок с охотничьими угодьями) переходят в собственность приближенного Карла IX Марсиаля Ломени, от него — к фавориту королевы Катерины Медичи Альберу де Гонди, графу де Ретц.

Статус Версаля изменился при короле Людовике XIII (отце будущего «короля-солнца»). Этот несколько странный монарх не отличался громкими успехами — ни во внешней и внутренней политике, ни в своей частной жизни. Фактически от его имени управлял страной его премьер-министр, кардинал де Ришелье. Сам сюзерен, по отзывам современников, едва ли не страдал агорафобией и стремился при всякой возможности уединиться, удалиться от двора. Его угнетали открытое пространство и большие залы Лувра и Пале-Рояля, где тогда обычно пребывал его двор.

Король приобрел версальские угодья, чтобы построить себе резиденцию. Он помнил эти места с детства: дворцовые документы зафиксировали, что юный Луи впервые побывал в Версале еще в шестилетнем возрасте: отец — король Генрих IV — взял наследника с собой на охоту. Двумя годами позже Генриха убили, и королем стал Людовик.

Разумеется, восьмилетний мальчик не мог править страной, и бразды правления взяла в свои руки его мать, вдовствующая королева Мария Медичи. Ее крутой нрав и сложные отношения с ее приближенными и фаворитами стали причиной апатичного отношения нового монарха к своим обязанностям и тогда, когда он достиг совершеннолетия и воцарился не только де-юре, но и де-факто.

Вид с высоты птичьего полета на дворец и сады Версаля в XVII веке
Картина Пьера Пателя, 1668 год

Решив построить себе загородную резиденцию, Людовик XIII в 1623 году приказал выкупить участок с мельницей и домом мельника на окруженном болотами версальском плато, принадлежавшем некому Жану де Суази. Первый версальский замок был по сути крошечным (по королевским меркам, разумеется) домиком длиной около 24 и шириной около шести метров. Сейчас такие «хоромы» можно назвать разве что дачей средней руки. Впрочем, стены были, как и положено замку, возведены из камня и кирпича, а крыша покрыта сланцевыми плитками.

Королю-агорафобу были по вкусу и маленькие размеры замка, и то, что к нему не так просто подобраться: путь назойливым посетителям преграждали топи и лесные заросли. Он намеренно не устроил в замке женской половины, чтобы приезжавшие к нему время от времени королева-мать и жена, Анна Австрийская, не могли остаться на ночь или на несколько дней и тем нарушить его уединение. Примечательно, что первой интригой в стенах Версаля стали тайные переговоры короля и Ришелье об отстранении королевы-матери от власти. Кардинал одержал верх в политической борьбе, и Марию Медичи выслали из страны.

Со временем Луи XIII решил расширить свою загородную резиденцию. В 1632 году земли вокруг замка выкупили у графа де Ретц. Сама постройка стала обширней, обзавелась флигелями и павильонами. Дворец окружили сады, разбитые ландшафтными архитекторами Буасо и Менуром. Однако Луи XIII недолго наслаждался своим загородным владением: в 1643 году король умер, оставив престол наследнику — четырехлетнему Луи XIV.

От забвения к возрождению

Версальский замок пустовал около 18 лет: молодому королю, растущему среди интриг придворных его матери Анны Австрийской, королевы-регентши, было не до загородных дворцов. Принцы королевской крови (родственники наследника), фаворит его матери кардинал Мазарини (премьер-министр королевства) и другие аристократы при поддержке Парижского парламента и испанского короля устроили волнения, которые длились с 1648 по 1652 год. В истории они известны под названием «Фронда».

Стабильности в стране не способствовала и война с Испанией, которая закончилась только в 1659 году подписанием Пиренейского мира и помолвкой Людовика XIV с испанской инфантой Марией-Терезией. В 1660 году король женился на инфанте, в 1661 умер Мазарини. Сразу после его смерти молодой монарх, которого придворные считали недалеким и малообразованным, всех страшно удивил. Он собрал Государственный совет и заявил, что новый премьер-министр ему не нужен: он будет править сам и сам подбирать себе помощников. Что, надо сказать, король и делал чрезвычайно успешно во все годы своего беспримерно долгого пребывания у власти: он правил в общей сложности 72 года и 110 дней.

Начало возрождению Версаля и его превращению в самую блистательную из западноевропейских резиденций положила все та же свадьба короля и инфанты. Вскоре после женитьбы Луи XIV посетил отцовский охотничий замок и решил его облагородить и расширить. Он пригласил Шарля Эррара (тогда он просто назывался художником, а теперь его назвали бы декоратором или дизайнером интерьеров), чтобы перестроить дворец и разделить на две половины: для самого короля, его жены и будущего наследника-дофина, и для брата короля — принца Филиппа, герцога Орлеанского.

Тогда же начинается и скрытая куртуазная история Лувра. Людовик XIV не любил свою жену: его брак с испанской инфантой был делом государственной важности, но отнюдь не романтическим союзом влюбленных. Разумеется, монарх регулярно проводил время с супругой (доказательством чему были появившиеся у королевской четы шестеро детей, три сына и три дочери), однако сердце его принадлежало любовницам: как постоянным фавориткам, так и мимолетным увлечениям.

Первой «неофициальной хозяйкой Версаля» была Луиза Франсуаза де Лавальер, фрейлина жены брата короля, герцогини Орлеанской. По воспоминаниям современников, Луиза не отличалась красотой, ее лицо было рябоватым от оспы. Однако короля это не остановило: на его собственном лице были те же «украшения». Король устраивал во дворце праздники в честь фаворитки, осыпал ее подарками и возвел в герцогское достоинство. У монарха было четверо детей от Луизы, младший из которых, названный в честь отца, получил титул графа и стал адмиралом.

Даже слегка расширенный дворец все же был мал для все увеличивающегося двора Людовика XIV. Когда придворные приезжали в Версаль, многим просто негде было ночевать. Луи пригласил архитектора Лево, чтобы тот создал проект кардинальной перестройки дворца. Зодчий предложил все снести и выстроить новое здание в итальянском стиле, однако король не согласился.

Тогда архитектор разработал план дворца, напоминающего «конверт», который обрамлял бы старый замок Людовика XIII. Этот план и был реализован — но перепланировка и улучшение растянулись на долгие годы. С 1661 по 1663 год на обустройство Версаля было израсходовано полтора миллиона ливров (ранее в такую сумму обошлось обустройство и содержание дворца Фонтенбло в течение 17 лет), в 1664 году — 781 000 ливров, в 1665-м — 586 000 ливров. Министр финансов Кольбер не раз высказывал королю свое недовольство «нецелевым использованием средств». Не исключено, что эти упреки стали одной из причин отставки Кольбера.

Солнце в зените

Кроме собственно дворца, в реконструкции нуждались сады и парк, его окружающие. При Людовике XIII Версаль окружали болота, и такое соседство совсем не нравилось королевскому двору. И молодому Луи XIV, и его приближенным хотелось чего-то изысканного и прекрасного. В 1664 году король устроил для своих придворных и иностранных послов первый праздник в череде множества многодневных гуляний с фейерверками, танцами, театральными представлениями. Не в последнюю очередь благодаря Версалю взошла звезда многих поэтов, драматургов и художников XVII столетия, в частности, Мольера. Интерьеры дворца расписывал художник Шарль Лебрен, один из известнейших живописцев своего времени.

Во дворце появились комнаты, ставшие эталонами дворцовой архитектуры так называемого «Большого стиля», который связывают с именем Людовика XIV. Это, в частности, грандиозная Зеркальная галерея, связывающая Салон Мира (приемную покоев королевы) и Салон Войны (приемную покоев короля). Другие помещения дворца, включая Банный кабинет с мраморными ваннами, парадные лестницы (Лестница Послов и Лестница Королевы), до сих пор поражают своим великолепием: отделка натуральным камнем, золоченая лепнина, живописные плафоны, зеркала и уникальный наборный паркет.

Версальским парком занимался знаменитый архитектор Ленотр: королевский заказ прославил его имя. Геометрически правильные газоны, клумбы с арабесками, дорожки и аллеи дали всем садам такого рода название «французских регулярных парков» — в противовес «английским пейзажным паркам», вошедшим в моду в эпоху классицизма, более века спустя.

Регулярный парк Версаля
Фото: Pascal Le Segretain / Getty
Версальский парк зимой
Фото: Pascal Le Segretain / Getty

В 1665 году в версальском парке появились изысканные скульптуры работы Ле Онгра и Жирардона. Для того чтобы прогулки по парку не были бесцельными, в разных его уголках возвели, по тогдашней моде на античность, грот Тетис, а также зверинец с экзотическими питомцами и оранжерею. Работавшие в ней садовники выращивали цветы для украшения дворца, а также овощи и фрукты к королевскому столу.

Но главной проблемой оставались болота и отсутствие проточных водоемов. Ее решили лучшие гидротехники того времени. В 1667 году началось строительство Большого канала, за которым последовали великолепные каскады фонтанов, принесшие Версалю всемирную славу. Фонтаны и бассейны тоже носили имена персонажей античной мифологии: Аполлона, Флоры и так далее. С каждым годом траты на резиденцию только росли: в 1669 году они составили 676 000 ливров, в 1670-м — более полутора миллионов ливров, в 1671-м — на миллион ливров больше, чем в 1670-м.

Любовное гнездышко

В июле 1668 года при дворе Людовика XIV шумно отмечали подписание Аахенского мирного договора с Испанией, который, помимо прочего, принес Франции приграничные фландрские территории. По этому случаю в версальском дворце и парке прошли грандиозные балы и фейерверки, оставшиеся в истории под названием «Большого королевского дивертисмента в Версале».

Некоронованной королевой этой серии балов стала новая фаворитка Людовика XIV — маркиза Атенаис де Монтеспан. В отличие от де Лавальер, которая все время отношений с королем была незамужней женщиной, де Монтеспан была занята. Своему супругу, маркизу де Монтеспану, гасконскому дворянину, пьянице и картежнику, Атенаис родила двоих детей. Узнав о том, что у жены роман с королем, пьяный маркиз явился ко двору, напялив на голову оленьи рога, и устроил скандал. В результате его заключили в тюрьму, а затем отправили в ссылку в семейное поместье, где он и провел остаток своих дней. В 1674 году суд прекратил его брак с Атенаис.

Фонтан Аполлона в Версале
Фото: Michael Nitzschk / Globallookpress.com
Бассейн Флоры в Версале
Фото: Rafael Ostgathe / Globallookpress.com

Маркиза де Монтеспан воцарилась при дворе Людовика XIV. Законной супруге короля придворные отдавали официальные почести, а к фаворитке приходили с просьбами о наградах и чинах. У де Монтеспан были свои покои из нескольких комнат в северном крыле Версаля, собственный штат прислуги и богатое содержание. Она регулярно получала от своего венценосного любовника драгоценности и другие подарки.

Маркиза родила королю семерых детей; трое умерли в детстве, четверо были признаны отцом и получили королевскую фамилию Бурбон. Маркиза оставалась фавориткой Людовика XIV около десяти лет и получила отставку из-за своего участия в придворных интригах и истории с отравлениями неугодных, в том числе тех, кого де Монтеспан считала потенциальными соперницами. Так называемое «Дело о ядах» 1677 года практически поставило точку в отношениях маркизы с венценосным любовником.

Виновность Атенаис в отравлениях никто доказать не смог, но эта неблаговидная история оставила пятно на ее репутации. Однако, даже потеряв звание «официальной фаворитки короля», де Монтеспан продолжала жить в Версале, и Людовик XIV навещал ее в ее покоях. Он ценил остроумие бывшей любовницы и любил с ней беседовать. Кроме того, у них были общие дети: старший узаконенный сын, герцог Мэнский, по завещанию своего отца мог бы унаследовать престол, если бы сыновья Луи XIV от королевы умерли бы раньше. Однако этого не случилось. В 1691 году Атенаис де Монтеспан ушла в монастырь, последовав примеру Луизы де Лавальер, которая стала монахиней за 15 лет до нее.

Де Монтеспан была не последней официальной фавориткой, царившей в Версале. Сын Людовика XIV, король Людовик XV, удостоил этого статуса свою возлюбленную, мадам д’Этиоль. Ее покои в версальском дворце занимали несколько комнат прямо над королевскими покоями: их соединяла потайная лестница. Король дал фаворитке титул маркизы и подарил поместье Помпадур. Новое имя стало практически нарицательным: маркиза де Помпадур стала олицетворением деятельной фаворитки, активной участницы политических интриг и покровительницы искусств. Маркиза получила от короля участок версальского парка, где построила собственный дом «Эрмитаж». Позже де Помпадур увеличила свои владения, купив усадьбу Ла-Сель.

Зеркальная галерея в Версале
Фото: Wikipedia

Салон Марса в Версале
Фото: Wikipedia

При короле Людовике XVI Версаль получил, в придачу к своим регулярным садам, и пейзажный парк. Королева Мария-Антуанетта, которой в будущем было суждено погибнуть на гильотине во время Французской революции, не жалела времени и денег из казны на обустройство своего участка парка, который назывался «Деревней королевы». Там была ферма с мельницей в «пейзанском» стиле, как на полотнах Буше и Ватто.

От дворца — к музею

Сумма, затраченная на строительство и обустройство версальского дворца и парка с 1660 по 1710 год, когда работы по совершенствованию ансамбля были окончательно завершены, совершенно астрономическая: 25 725 836 ливров. В приблизительном, разумеется, пересчете на современные деньги это невероятные 260 миллиардов евро. Эта сумма включает и расходы на строительство, и оплату обслуживающего персонала, и стоимость хранящихся во дворце произведений искусства, мебели, предметов обстановки и посуды. Подобная резиденция стала, и не могла не стать, архитектурно-парковым памятником мирового уровня, поистине объектом всемирного наследия.

Версаль получил статус государственного музея раньше большинства европейских королевских резиденций — в 1833 году. По поручению короля Луи-Филиппа министр Камиль Башассон превратил дворец в музей истории Франции. В залах резиденции разместили множество картин, прославляющих военные победы «старого режима» (до Французской революции), а также периода Империи Наполеона I и Реставрации. Дворец, много лет пустовавший и изрядно обветшавший по причине отсутствия в казне средств на его содержание, реставрировали под руководством архитектора Пьера Фонтэна.

Во времена Второй империи Наполеон III и императрица Евгения тратили немалые средства на содержание Версаля. Однако конец этому положила франко-прусская война: в 1870 году дворец был штабом прусских войск. В 1871 году в Версале размещались административные органы Парижской коммуны, а прекрасный регулярный парк стал местом расстрелов. После этого дворец снова приходит в запустение, несмотря на самоотверженные усилия его хранителя, историка Пьера де Ноляка.

Центральный вход в Версальский дворец
Фото: Pascal Le Segretain / Getty
Мраморный двор Версальского дворца, его самая старая часть
Фото: Globallookpress.com

В 1919 году именно Версаль стал местом подписания мирного договора между странами Антанты, включая Францию, и Германией. Он положил конец Первой мировой войне (договор носит название «Версальского»). Место было выбрано не случайно: французы хотели получить символический реванш за то, что в 1870-м в Версале был прусский штаб. В 1920-е годы на восстановление пребывающего в плачевном состоянии версальского парка, прудов и фонтанов делает крупные пожертвования миллиардер Рокфеллер.

После Второй мировой, во время которой дворец находился в руках немецких оккупантов (что не пошло ему на пользу), новый хранитель бывшей королевской резиденции Моришо-Бопре призвал французов жертвовать на восстановление шедевра мировой архитектуры. Государство также внесло свой вклад в восстановление Версаля. В 1979 году резиденцию включили в Список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Версальский дворец вдохновлял и продолжает вдохновлять художников всего мира, а также кинематографистов и даже ювелиров. Так, Виктуар де Кастеллан, глава ювелирного направления дома Dior, посвятила Версалю несколько своих коллекций. В версальском парке снимались сцены множества художественных фильмов, в частности знаменитой любовно-исторической мелодрамы 1960-х годов «Анжелика и король», а также современный телесериал «Версаль», повествующий об эпохе «короля-солнца» и его фаворитках.

Источник: lenta.ru